«Футболисты» в реальном мире: правда и неправда в сериале с Дуэйном Джонсоном

«Футболисты» в реальном мире: правда и неправда в сериале с Дуэйном Джонсоном

Почему герой Дуэйна «Скалы» Джонсона брал за свои услуги в три раза больше, чем по рынку, и почему в итоге его бизнес кажется придуманным? Чем отличается от героя Скалы его прототип? Мы разобрали экономическую составляющую сериала HBO «Футболисты».

Когда мы говорим про футбол в этом материале, то имеем в виду американский футбол.

Как работал персонаж Скалы в сериале «Футболисты»

Спенсер Страсмор — бывший футболист, получил тяжелую травму бедра и был вынужден уйти из спорта. Большей части заработанных денег у него не осталось, он потерял их на неудачных вложениях в недвижимость — в чем был виноват его управляющий.

«Футболисты» в реальном мире: правда и неправда в сериале с Дуэйном Джонсоном

Дуэйн «Скала» Джонсон в роли Спенсера Страсмора. Источник: HBO

В начале сериала Страсмор работает в инвестфонде Anderson Financial. Задача Страсмора на протяжении первых двух сезонов — раскрутить подразделение Anderson, которое будет заниматься управлением активами футболистов. Собственно, за этим Страсмор и нужен фонду — заводить туда своих знакомых и друзей из футбольного мира.

Это, конечно, крайне реалистичная часть сериала: например, инвестбанк Morgan Stanley создал в Калифорнии ставку специально под бывшего футболиста Эрика Фрэмптона, чтобы заманивать других профессиональных спортсменов.

Дела у Страсмора не очень: клиенты особо не идут. Ему даже приходится идти на отчаянные меры — одолжить все свои деньги молодому игроку Вернону Литтлфилду, чтобы тот согласился стать клиентом Страсмора и Anderson.

Основной доход Страсмора должен складываться из процента от суммы клиентских денег под его управлением — он выплачивается ежегодно. Согласно сериалу, комиссия Спенсера и Anderson составляет около 3%. Критики сериала обсуждали этот момент: процент Anderson кажется нереально высоким, в среднем управляющие в США берут около 1% от стоимости активов.

Есть мнение, что, скорее всего, высокие комиссии Anderson мог выставлять, надеясь на недальновидность футболистов. Учитывая реальную ситуацию с финансами игроков в США, это не так уж бессмысленно. Футболисты покупаются на харизму «своего парня» Страсмора и заводят деньги в Anderson, где с них снимают комиссию выше, чем по рынку.

Так что Страсмор мог надеяться, что благодаря красивой обертке предложения «Спенсер из нашенских, из футболистов, он знает наши нужды» он и Anderson смогут обирать клиентов. Еще Страсмор, предположительно, получает процент от успешных инвестиций клиентских денег.

Первые 3 сезона «Футболистов» не вызывают вопросов по деньгам: Страсмор находит и теряет клиентов, решает их личные проблемы, отговаривает их от разных инвестпроектов и находит свои — в общем, жизнь идет своим чередом.

Непонятности начинаются уже после.

В четвертом сезоне Спенсер и его партнер Джо Крутел покупают на свои 50 млн долларов убыточный спортивный интернет-канал SportsX. В течение всего сезона канал отчаянно пытаются сделать прибыльным — и совершенно безуспешно.

Откуда у них деньги на канал, этого не рассказывают. У Страсмора по ходу сериала есть всего пять клиентов, и их бизнес-успехи нам вообще не демонстрируют. Насколько богаты его клиенты и как много денег они держат в Anderson под управлением Спенсера — этого мы не знаем даже приблизительно. В одной из серий Вернон снимается за 200 тысяч долларов в рекламе марихуаны — и считает эти деньги хорошим уловом. Из этого можно решить, что он не запредельно богат. Примерно такая же ситуация у всех клиентов Спенсера.

Но предположим, что у клиентов Страсмора под его управлением лежит примерно 500 млн, по 100 млн с футболиста — это сверхщедрая оценка с нашей стороны на основе данных о том, сколько получают футболисты в США.

За 4 года игры крутой футболист может получить под 150 млн, из которых 37% отдаст в виде налогов: в США прогрессивная шкала налогообложения, согласно которой такие сверхдоходы облагаются максимальной ставкой. И это будут примерно те самые 100 млн. Предполагается, что все это время футболисты будут жить на хлебе и воде, не покупать себе дорогие особняки и не играть по-крупному в казино.

Сколько Страсмор заработал бы с них

Снова проявим щедрость и предположим, что каждый год гений Джо и Спенсера увеличивает сумму под их управлением аж на 20% — надо же отрабатывать 3%, — скажем, в течение 3 лет: предположительно, столько по времени занимают первые 4 сезона.

Если Anderson берет 3% за управление, то за это время фонд заработает около 65,54 млн. Не будем заморачиваться, считая корпоративные налоги, а предположим, что, как равные партнеры, Джо, Спенсер и владельцы Anderson братья Андерсоны делят на 3 равные части этот доход: в сериале они позиционируются как равные партнеры.

За 3 года сверхуспешной работы — прирост активов на 20% в год это дико круто — с таким большим объемом денежной массы Спенсер получит 21,84 млн, из которых ему придется уплатить налог 37%, и у него останется 13,76 млн. Такая же ситуация у Джо. Если сложить вместе, то получится чуть больше 27 млн на двоих. До 50 млн далеко.

Хуже всего то, что по ходу сериала SportsX не становится прибыльным: нам дают понять, что Спенсер и Джо вложили в канал все или почти все свои деньги. В общем, деньги на канал у Спенсера появились из ниоткуда и, что еще страшнее, ушли в никуда. Или нет.

В пятом сезоне Спенсер уже настолько необъяснимо богат, что покупает футбольную команду Kansas City Chiefs. Ее стоимость в 2018 году, когда писался сценарий пятого сезона, составляла 2,1 млрд долларов.

Даже если предположить, что Спенсеру нужно было купить не всю команду, а только контролирующий пакет акций, минимум 31%, то ему нужно было выложить 651 млн долларов.

Откуда у него деньги? SportsX так и не начал приносить прибыль. Заем в банке не подходит: нам бы, наверное, рассказали бы про это, чтобы мы прочувствовали стресс Спенсера. Если братья Андерсоны, владельцы Anderson, ему дали денег, то нам об этом ничего не говорят. Может быть, Спенсер разбогател на криптовалютах, но в сериале нам об этом не сообщают.

Деньги у Страсмора появились из ниоткуда, что как минимум странно, учитывая постоянные его проблемы с деньгами в ранних сезонах.

Самой логичной версией происхождения богатства Спенсера видится конспирологическая, изложенная одним из пользователей на форуме Reddit. Согласно ей, Спенсер был участником подпольных секс-вечеринок финансиста Джерри Эпштейна и поставлял на них несовершеннолетних девушек.

Когда правда про Эпштейна вскрылась, Национальная футбольная лига (NFL, аналог ФИФА в американском футболе) приказала Спенсеру проникнуть в тюрьму, где Эпштейн содержался под стражей, и убить его, инсценировав самоубийство, — чтобы Эпштейн не проболтался про участие игроков NFL в этих вечеринках.

В пользу этой версии говорит и то, что первые два сезона Спенсер постоянно участвует в вечеринках с футболистами или их организует. А деньги Спенсеру NFL дает через потайные каналы в качестве вознаграждения за верность. Тем более что по ходу сериала Страсмор спасает своих клиентов-игроков от распространения сведений об их бурной сексуальной жизни — вот и намек на связь с Эпштейном.

Эта версия выглядит логичнее того, что показано в сериале, — потому что в сериале не показано ничего, деньги у Спенсера появляются по мановению волшебной палочки. Это довольно странно для сериала, сюжет которого вертится вокруг денег.

«Это немного, но это честная работа»: как зарабатывал прототип героя Скалы из «Футболистов»

Кроме Спенсера из сериала есть еще два важных человека. Первый — продюсер сериала Спенсер Страсмор, который создал идею сериала и дал главному герою свое имя.

А второй — это Патрик Керни, бывший футболист. На нем сериальный Страсмор и основан, хотя этого нигде и не говорится. Керни — единственный широко известный бывший футболист, успешно перешедший на работу в финансы после окончания спортивной карьеры, — на мой взгляд, других кандидатов на роль прототипа сериального Спенсера нет.

«Футболисты» в реальном мире: правда и неправда в сериале с Дуэйном Джонсоном

Патрик Керни. Источник: Tyler Sizemore / Hearst Connecticut Media

В отличие от сериального Страсмора в случае с Керни вопроса «откуда деньги?» нет: до того как уйти из спорта, он получил 8,5 млн долларов от клуба Atlanta Falcons в 2002 году и 19,5 млн от клуба Seattle Seahawks в период с 2007 по 2010. Так что капитал у него был.

В 2010 году, сразу после ухода из спорта, он поступил на программу MBA (магистр делового администрирования) в школе бизнеса Колумбийского университета, которую успешно окончил в 2012. Потом практиковался в финансовых фондах и даже открыл свой небольшой консалтинговый бизнес Seacon, где занимался вопросами финансовой грамотности среди спортсменов.

С 2013 при поддержке NFL он проводил среди футболистов лиги семинары на тему личных финансов вместе с профессорами и инвеступравляющими. В 2015 он основал инвестфонд NFC Investments, который управляет деньгами тренеров и игроков, включая тех, что уже вышли на пенсию.

Наиболее часто встречающаяся версия размера состояния Керни — 14,8 млн долларов. Из 28 млн, заработанных на футболе, ему наверняка пришлось отдать 10 млн налогами: исходя из доходов Керни, ему пришлось платить по высшей ставке — 37% дохода. После уплаты налогов у него в 2010 году осталось 18 млн.

Еще у него четверо детей, а дети — это известные уничтожители денег: вырастить ребенка на уровне среднего класса в США без учета поступления в университет обходится в среднем в 18 тысяч долларов в год. Так что с учетом всего у Керни дела идут нормально — тем более на общем фоне ушедших из спорта футболистов.

От сериального Страсмора Керни отличается и тем, что, в отличие от первого, отговаривает своих клиентов-игроков от любых рискованных инвестиций и львиная доля его активности сфокусирована именно на сохранении капитала и обучении игроков финансовой грамотности.

В этом есть свой резон: практически все футболисты начинают карьеру еще со школы и к моменту, когда они подписывают свой первый значимый контракт, где-то к 18 годам, они еще ничего толком не понимают в деньгах. Сколько бы они ни заработали — всегда есть шанс все потерять. Вот лишь некоторые примеры.

Винс Янг заработал 34 млн долларов, но потерял все и стал банкротом в 2014 году. Он ввязывался в сделки, смысла которых не понимал, и мало-помалу все его богатство исчезло.

Клинтон Портис заработал примерно 43,1 млн долларов, но «благодаря» финансовым советникам, которые вкладывали его деньги в разные неудавшиеся проекты типа обанкротившегося казино, все потерял.

Рикки Уильямс не потерял все, но от 2 до 4 млн долларов он отдал под управление Пегги Фулфорд, представившейся финансовым советником с гарвардским дипломом.

Ни финсоветником, ни выпускницей Гарварда она на самом деле не была, а просто брала клиентские деньги и переводила их через сеть офшорных компаний на свои счета. Она обещала не брать процент за управление и вообще позиционировала себя как друга клиентов. Ну а Уильямс и другие жертвы — например, известный баскетболист Деннис Родман — ей верили.

30 игроков NFL потеряли в общей сложности 40 млн долларов на вложениях в провалившийся проект казино в 2013 году.

По оценкам Ernst & Young, только в период 2004—2018 годов профессиональные спортсмены в США потеряли около 600 млн долларов в результате мошенничества. Согласно исследованию 2009 года, 78% футболистов теряют все деньги или становятся банкротами в течение нескольких лет после окончания футбольной карьеры.

Так что запрос на таких, как Керни и Страсмор, в футбольном сообществе должен быть — чтобы человек с похожим опытом разъяснял им финансовые тонкости.

Керни не светится в СМИ и управляет собственным страховым агентством Kerney Insurance. Вероятно, собственный футбольный клуб он не купит, но на фоне других футболистов у него дела идут неплохо: он сохранил большую часть заработанного.

В общем, сериал «Футболисты» в первой половине достаточно реалистичен, а во второй все уже не так однозначно.

Источник

Biznes Lion
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю условия политики конфиденциальности.

Adblock
detector