Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Итоги 2022 года мы уже подвели, теперь настало время делать прогнозы.

Дисклеймер

Любые прогнозы — это всегда угадайка на основе имеющихся данных и экстраполяции текущих трендов. Уверен, в конце 2019 никто не думал, что в 2020 мировую экономику отправят на карантин, а мы увидим отрицательные цены на нефть. Так что в 2023 году может не произойти ничего из того, что мы прогнозируем.

На российской экономике будут отражаться последствия мобилизации

Влияние мобилизации на экономику РФ еще только предстоит оценить, но наиболее существенным оказался дефицит кадров. Сам по себе уход в армию свыше 300 тысяч человек за короткое время снижает предложение на рынке труда.

Во-первых, дыры в рынке труда будут, скорее всего, затыкать рабочими мигрантами из стран СНГ там, где это возможно. Это будет сдерживать рост зарплат в отраслях с низкой прибавочной стоимостью труда: сельское хозяйство, строительство, розничная торговля.

Во-вторых, на высокооплачиваемых должностях с высокой прибавочной стоимостью, например в ИТ, зачастую возможна удаленная работа. И работодатели в целях борьбы с расходами могут требовать от сотрудников снижения зарплатных ожиданий на основании того, что у сотрудников есть возможность работать далеко за пределами юрисдикции и возможностей российских военкоматов. Так, из 100 тысяч уехавших из РФ в 2022 году ИТ-специалистов 80% продолжают работать на российские компании.

Разумеется, на потреблении мобилизация скажется негативно: те, кто ушел и еще уйдет на фронт, перестанут ходить по кафе и магазинам, что неминуемо скажется на продажах в этой сфере. Так, частичная мобилизация привела к стагнации роста в фитнес-центрах в РФ. Вероятно, другие предприятия в сфере услуг столкнутся с такими же последствиями.

, а вот инвестиции в разведку и добычу новых месторождений сейчас почти в 2 раза меньше, чем в 2014 году, и планов повышения не видно. Нефтегазовые компании сейчас излишки денег тратят на выкуп акций, сокращение долговой нагрузки и дивиденды.

Старые месторождения исчерпываются, а в добычу новых ресурсов вкладывается не так много денег — и это если не грозит дефицитом, то по меньшей мере приводит к тому, что избытка предложения на рынке не образуется.

Это, а также отлучение РФ с ее колоссальными запасами сырья от мировой экономики может оставить цены на нефть и газ на достаточно высоком уровне, и цены, может быть, даже вырастут. Помешать этому могут два момента.

Первый — если спрос на нефть внезапно упадет. А спрос может упасть, если начнется полномасштабный мировой экономический кризис, к чему может подтолкнуть политика центробанков, которые повышают ставки при неблагоприятной экономической конъюнктуре.

Второй момент — может внезапно появиться избыток предложения. Источники могут быть разные: нефтедобычу могут нарастить США, страны ОПЕК и даже Венесуэла, добывающая сейчас нефти в четыре раза меньше своего среднего уровня эпохи 2004—2014 годов. Конечно, страны ОПЕК пока не хотят наращивать добычу, но все может быстро измениться.

Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Источник: Wall Street Journal, Daily Shot, Global O&G CapEx remains well below pre-COVID levels

Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Источник: Wall Street Journal, Daily Shot, Global O&G CapEx remains well below pre-COVID levels

Новый раунд карантинов в КНР

В 2022 году правительство КНР злоупотребляло карантинами и политикой нулевой терпимости к коронавирусу: при выявлении одного инфицированного могли отправить на карантин весь город.

Эти меры привели к волне протестов, и правительство пошло на попятную, несколько смягчив рекомендации по карантинным мерам внутри страны. Многие считают это началом «эпидемиологической оттепели», но, вероятно, это слишком поспешно.

Во-первых, речь идет именно о рекомендациях — муниципальные и районные администрации могут им следовать, а могут и не следовать. Стоит отметить, что львиная доля карантинных перегибов была результатом самодеятельности местных властей и добровольцев. Так что местные администрации и активисты в КНР могут продолжить делать то, что делали и раньше.

Во-вторых, и бизнесы, и население в КНР уже привыкли к вечному карантину. Так, японский производитель чипов Renesas уже останавливал работу на своем пекинском заводе во второй половине декабря из-за новостей о росте количества инфицированных.

А китайские потребители не спешат пользоваться снятием ограничений: трафик в метро не вырос и даже упал, а сборы «Аватара 2» в китайских кинотеатрах оказались почти в 2 раза хуже прогнозов, что косвенно указывает на низкий уровень социальной активности.

В-третьих, внимательный анализ новых рекомендуемых мер по борьбе с коронавирусом показывает отсутствие качественных изменений в политике правительства КНР.

Например, количество дней в карантине для близких контактов больных и прилетевших в страну сократили с 10 дней до 8, массовое тестирование в большинстве регионов отменили, но с оговоркой, что его можно ввести обратно, если «неизвестен источник инфекции».

В общем, если раньше политика Пекина состояла в том, чтобы «бить и плакать не давать», то теперь порядки незначительно смягчились. Так что я бы готовился к тому, что карантины в КНР продолжатся, пусть и в менее брутальной форме, чем было раньше. Это будет оказывать негативное инфляционное воздействие на мировую экономику и портить отчетность эмитентам с гонконгской биржи.

Рост инвестиций в производство высокотехнологичной продукции на Западе

Западному технологическому суверенитету угрожает проблема Тайваня. Если даже забыть о морских столкновениях КНР с практически всеми своими соседями, эта проблема останется. КНР считает Тайвань частью своей территории, Тайвань себя таковой частью не считает, остальной мир занимает промежуточную позицию по этому вопросу. Во многом это происходит потому, что Тайвань не просто выступает де-факто независимым государством, но и занимал в ООН место Китая до 1970-х годов, пока его место не заняла КНР.

Независимость Тайваня признает очень мало государств, США с ЕС в их числе нет. Но, что гораздо важнее, США не признает Тайвань частью КНР и помогает Тайваню укреплять свою оборону поставками вооружения. Так что в случае попытки присоединения Тайваня к КНР США, скорее всего, выступят резко против и включат санкции против КНР. Но отлучить от мировой экономики КНР, у которой доля мирового ВВП почти 18,58%, будет еще сложнее, чем Россию.

Это проблема, потому что КНР и Тайвань играют колоссальную роль в производстве высокотехнологичной продукции, очень важной для стран Запада, — полупроводниковых чипов. Ключевую роль в производстве кремниевых пластин, необходимых для полупроводниковых чипов, играет Тайвань.

Согласно подсчетам BCG и отраслевых экспертов, если предприятия, расположенные на острове, прекратят работу хотя бы на год, то ущерб для полупроводниковых компаний за пределами Тайваня составит 490 млрд неполученной выручки. Но это не единственная угроза.

Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Источник: Financial Times

Прогнозы для мировой экономики: карантины, инвестиции в полупроводники и санкции

Источник: Financial Times

На острове производится 40% логических чипов в мире и 90% самых продвинутых логических чипов. Логические чипы играют, например, большую роль в американской военной и правительственной технологической инфраструктуре.

Также большую роль в производстве чипов играет Южная Корея, и это тоже плохо, потому что слишком близко эти предприятия расположены к КНР. И у США, и Запада в целом есть только один путь — развивать собственное производство полупроводников.

Согласно оценкам BCG в 2019 году, чтобы полностью обеспечивать себя чипами и локализовать свою цепочку поставок полупроводников, США надо потратить не меньше 420 млрд и потом еще вкладывать в это от 5 до 15 млрд долларов в год. 330 млрд нужно будет вложить европейцам и потом еще инвестировать около 60 млрд долларов в год. Учитывая, что за прошедшие три года инфляция в мире разогналась, эти числа можно увеличить на 20—25%.

Суммы выходят абсолютно безумные, но, с другой стороны, в случае конфликта между Тайванем и континентальным Китаем издержки, которые понесут западные страны, будут еще больше.

В США анонсировано проектов в сфере производства чипов на сумму 186,6 млрд долларов. Что касается Европы, то пока мы знаем только о планах Intel потратить в странах ЕС 36 млрд долларов на строительство новых заводов по производству чипов и планах Еврокомиссии потратить до 2030 года 49 млрд на строительство таких предприятий в Старом Свете. Это немало, но довольно далеко от названных ранее сумм.

Скорее всего, проекты, направленные на снижение зависимости западных стран от поставок высокотехнологичной продукции из КНР и Азии, будут активно поддерживаться. Эмитенты, работающие в этой сфере, тоже могут рассчитывать на поддержку.

Здесь характерен пример производителя чипов GlobalFoundries (GFS). На момент выхода компании на IPO в 2021 году это было довольно посредственное, убыточное предприятие с низкой маржой, непрозрачной структурой владения и отсталыми технологиями по сравнению с передовой тайваньской TSMC.

Но ключевым преимуществом GFS в глазах западных инвесторов было то, что основные производственные мощности у компании находятся в США, Германии и Сингапуре — довольно далеко от КНР. Поэтому акции GFS росли, а сама она получала выгодные долгосрочные контракты. И сейчас это уже крепко стоящее на ногах успешное предприятие. Такие истории успеха будут стимулировать приток денег и компетенций в сферу производства чипов. Думаю, таких историй будет все больше.

Усиление технологической блокады КНР

Параллельно будет развиваться и технологическая блокада КНР. Американские власти уже больше года целенаправленно прессингуют китайский технологический сектор — то вводя санкции против высокотехнологичных компаний из КНР под надуманным предлогом, то вводя ограничения на экспорт продвинутого полупроводникового оборудования в КНР.

Скорее всего, этот процесс продолжится. Именно поэтому меры для изоляции Китая начали принимать заранее — прежде, чем отношения между КНР и США пройдут точку невозврата.

Мы сможем увидеть, как на экспорт чипов и высокотехнологичного оборудования будут накладываться ограничения, как будут вводиться санкции против китайских компаний, развивающих эти технологии.

Это несет с собой как риски, так и возможности для инвесторов. Западные технологические компании тут могут оказаться в числе проигравших: их экспорт в КНР оказывается под ударом. А вот китайские компании могут выиграть.

Непосредственно чипов — строительных блоков для сложной техники — в КНР производят очень мало относительно потребностей страны: только 17% спроса на чипы внутри КНР обеспечивается китайскими предприятиями. Остальное импортируется, в основном из Южной Кореи, Японии, Тайваня, США и других стран, которые можно в целом считать не прокитайскими.

Поэтому в КНР развивали и будут развивать свое производство высокотехнологичной продукции, чтобы в будущем не оставить свою экономику без чипов. Так что можно ждать в 2023 году череды крупных заказов для китайских высокотехнологичных компаний внутри КНР, а также, возможно, дополнительных мер господдержки этого сектора.

Но оборотная сторона тут тоже есть: американцы наверняка будут своими санкциями блокировать высокотехнологичный экспорт из КНР, а китайские компании будут ограничены рынком КНР и, возможно, стран-изгоев.

Источник

Biznes Lion
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю условия политики конфиденциальности.

Adblock
detector