«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

История взлета и падения канадской геолого-разведывательной компании Bre-X стала основой для фильма «Золото» с Мэттью Макконахи. Рассказываем вам про Bre-X и про отличия фильма от реальной истории.

Внимание: спойлеры!

Материал содержит описание важных частей сюжета фильма.

Настоящее «Золото»: история взлета и падения Bre-X

Канадскую компанию Bre-X Minerals основали в 1988. Она занималась разведкой полезных ископаемых, в основном алмазов на Северо-Западных территориях Канады.

С самого начала Bre-X была убыточной. В 1989 году с целью изыскания денег на продолжение своей разведывательной деятельности она устроила IPO на Альбертской фондовой бирже (ASE). В 1999 году эта биржа стала частью финансовой группы TMX Group, ей принадлежат основные биржевые площадки Канады.

При IPO цена акций Bre-X составляла 0,3 канадских доллара (CAD). Запомните это число.

В 1993 году директор Bre-X Дэвид Уолш начал искать новых партнеров и написал канадскому геологу Джону Фельдерхофу, с которым был знаком с 1983, по вопросу о поисках золота в Индонезии.

Она на тот момент выглядела перспективным направлением для золотодобытчиков. Если в 1990 году добыча золота в стране составляла около 12 тонн в год, то в 1993 она составляла примерно 45 тонн. Относительные показатели тоже выросли: доля Индонезии в мировой добыче золота с 1990 по 1993 выросла с 0,57% до 1,95%. Забегая вперед, скажем, что доля Индонезии в мировой добыче золота составляет 2,93%.

В 1992 Уолш объявил личное банкротство, и дела у него шли, прямо скажем, не очень хорошо: учитывая убыточность Bre-X, и ее банкротство было не за горами.

По наводке Фельдерхофа 3 мая 1993 Уолш купил долю в потенциальном месторождении в районе реки Бусанг, что глубоко в джунглях провинции Восточный Калимантан — за пределами Индонезии регион называют Борнео.

Фельдерхоф свел Уолша с филиппинским геологом Майклом де Гусманом. Собственно, де Гусман и был основным идеологом этого мероприятия, который навел Фельдерхофа и Уолша на это месторождение. Незадолго до этого он провел на потенциальном месторождении самостоятельную разведку, и, по его свидетельствам, в этом регионе было расположено очень крупное месторождение золота. Фельдерхоф получил в Bre-X должность вице-президента, а де Гусман стал менеджером по разведке в Индонезии.

Акционерам Bre-X Уолш сказал, что на месторождении может быть миллион унций золота — 28,34 тонны. В октябре 1995, по словам компании, на месторождении нашли уже 2,7 млн унций, а эксперты уже стали строить предположения, что на месторождении может быть 30 млн унций.

Фельдерхоф подлил масла в огонь и сказал, что на бусангском месторождении может быть примерно 45 млн унций. Акции Bre-X к тому моменту стоили примерно 59 CAD. То есть за 6 лет с момента IPO компании они выросли на 19 566%.

В марте 1996 Фельдерхоф на встрече с акционерами сказал, что на месторождении минимум 30 млн унций, но по факту, скорее всего, много больше. Насколько именно «больше», он не сказал, но все решили, что речь идет о 100 млн унций.

Акции компании улетели в стратосферу, достигнув отметки 187 CAD, — с момента IPO не прошло и 7 лет, а они выросли на 62 233%.

Bre-X в том году перевела торги на фондовую биржу Торонто (TSX) и там в мае 1996 достигла пиковой цены— 286,5 CAD. Тогда же капитализация компании достигла максимального размера в 6 млрд канадских долларов — с момента IPO акции выросли на 95 400%. Тогда же Bre-X провела сплит акций: превратила 1 акцию в 10, акции стали стоить 28,65 CAD.

В августе 1996 индонезийское правительство под руководством диктатора Сухарто положило глаз на месторождение, как это водится в развивающихся странах, и аннулировало контракт Bre-X на бусангское месторождение. Еще оно пыталось выжать из Bre-X крупные уступки, включая большие выплаты для сына Сухарто и эксклюзивные контракты на снабжение предприятия для него же. Также Сухарто пытался заставить Bre-X назначить канадскую золотодобывающую компанию Barrick Gold (NYSE: GOLD) главным подрядчиком по добыче.

К февралю 1997 стороны договорились следующим образом:

  1. Мохаммед Хасан, уважаемый человек в республике и друг Сухарто, получает 30% предприятия.
  2. Bre-X — 40%.
  3. Остальные 25% поровну делят индонезийское правительство и американская горнодобывающая компания Freeport McMoRan (NYSE: FCX), которая должна будет добывать золото.
  4. Barrick же осталась не у дел.

В общем, вроде бы все было хорошо, но тут «золотой век» Bre-X и закончился. На тот момент запасы золота на месторождении оценивались сторонними экспертами в примерно 200 млн унций, что делало бусангское месторождение самым крупным в мире.

12 марта 1997 эксперты FCX проанализировали образцы руды с месторождения, исследования которых использовала Bre-X в прогнозах добычи золота, и выявили, что содержание золота было куда меньше, чем Bre-X говорила.

19 марта де Гусман загадочным образом упал с вертолета по пути на месторождение в Бусанге. Его труп нашли спустя 4 дня. Или не его труп: он разложился настолько, что опознать его толком было невозможно. Позже родственники де Гусмана говорили, что он жаловался на то, что его преследуют злые духи. До сих пор непонятно, умер де Гусман или инсценировал свою смерть и исчез с деньгами, заработанными на продаже акций Bre-X.

26 марта FCX заявила, что запасы золота на бусангском месторождении оказались незначительными. Руководство Bre-X признало, что могло переоценить размер запасов, и котировки компании полетели в ад — достигли 2,5 CAD.

Bre-X, чтобы разобраться в ситуации, наняла геологическую компанию Strathcona Mineral Services, и в мае она обнаружила, что все результаты исследований де Гусман подделал. Компания довольно быстро объявила себя банкротом, и ее ценные бумаги обесценились.

А в 1998 Уолш умер от аневризмы мозга у себя дома на Багамах. Единственному выжившему из троицы — Фельдерхофу — в 1999 предъявили обвинения в инсайдерской торговле. За год до разоблачения и крушения компании он продал акций на 80 млн долларов, но в 2007 его оправдали.

В целом от аферы с Bre-X пострадало множество инвесторов, и исчезновение компании с биржи привело к потере 3 млрд долларов разными институциональными инвесторами, в основном канадскими. Интересно, что никого по этому делу так и не осудили.

Почему акционеры и сотрудники Bre-X были уверены, что в районе вокруг реки Бусанг есть золото

Дело в том, что еще в 16 веке голландские миссионеры сообщали о том, что в истоках реки находили россыпи золота. По меркам геологии такие свидетельства, конечно, не гарантируют наличие золотых месторождений на все 100%, но все же это неплохой повод для проверки. И вот почему.

Золото появляется в недрах земли, а давление и горячая жидкость выталкивают его на поверхность в скалах. Золото в 19 раз тяжелее воды, и из трещин в скалах оно стремится вниз, откуда попадает в реку или озеро.

Рано или поздно россыпи золота обнаруживают люди, что наводит их на мысли о том, что где-то рядом могут быть залежи золота. Так что «свидетельства» голландцев 400-летней давности были поводом поискать золото в этих краях.

После прибытия на место потенциального месторождения начинается унылый и утомительный процесс разведки. Вообще, от разведки до начала добычи обычно проходит 10—20 лет, а из месторождений, на которых наличие золота доказано, только на 0,1% происходит добыча. Это потому, что многие месторождения очень проблемные в плане добычи: препятствия представляют ландшафт, растительность, климат, наконец, логистические проблемы — все это факторы, негативно влияющие на рентабельность добычи.

К слову, бусангское месторождение было очень сложным в этом плане — но с учетом предполагавшихся огромных запасов инвесторам весь проект казался очень выгодным, пусть и требовал большого напряжения сил. Чтобы добраться до места бусангского месторождения, нужно было сначала проехать 5 часов на машине, а потом еще 5 часов плыть на лодке по реке.

Сейчас путь до месторождения выглядит так: 5 часов на машине из провинциальной столицы Борнео Самаринда, потом 6 часов вверх по реке и затем уже по суше 2 часа пешком до места, где располагалась штаб-квартира Bre-X. В этих условиях обманывать акционеров и экспертов людям, стоявшим за аферой с Bre-X, было относительно легко: добраться до места и проверить образцы руды и почвы там было сложно.

Киношное «Золото»: чем фильм с Мэттью Макконахи отличается от реальной истории

Фильм «Золото» 2016 года основан на этой истории и в целом довольно точно показывает, как там все было. И в то же время это вымышленная история.

Само действие фильма происходит в 1980-х годах — на 10 с лишним лет раньше истории Bre-X. Дэвида Уолша в фильме нет, зато есть Кенни Уэллс в исполнении Мэттью Макконахи, который героически набрал для этой роли свыше 18 кг.

В отличие от Уолша, Уэллс американец, и компания его американская — называется она в фильме Washoe. Она выходит на биржу уже после того, как «обнаруживает» золото в Индонезии, — а в реальности, как вы помните, Bre-X уже торговалась на бирже не первый год к моменту начала истории с бусангским месторождением.

Впрочем, кое-что объединяет обе компании. Bre-X была такой маленькой, что офис ее располагался в подвале дома Уолша. Офис и сотрудники Washoe в фильме располагаются прямо в помещении бара.

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Мэттью Макконахи в роли Кенни Уэллса, киношной версии Уолша

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Директор Bre-X Дэвид Уолш. Источник: Average Joes

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Мэттью Макконахи в роли Кенни Уэллса, киношной версии Уолша

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Директор Bre-X Дэвид Уолш. Источник: Average Joes

Вместо Майкла де Гусмана и Джона Фельдерхофа в фильме действует собирательный персонаж Майкл Акоста. В фильме Акоста тоже таинственно погибает под конец, но его смерть не доказана, и все в фильме указывает на то, что он заработал денег и инсценировал свою гибель.

Кстати, пусть киношный Акоста и выглядит как мачо, реальным сердцеедом был де Гусман: у него по всей Азии было 4 жены, не знавших о существовании друг друга.

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Эдгар Рамирес в роли Майкла Акосты, собирательного образа, сочетающего черты реальных Майкла де Гусмана и Джона Фельдерхофа. Источник: TWC-Dimension

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Геолог Джон Фельдерхоф

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Геолог Майкл де Гусман. Источник: Business Insider

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Геолог Джон Фельдерхоф

«Золото» с Мэттью Макконахи: реальность и вымысел

Геолог Майкл де Гусман. Источник: Business Insider

В фильме Акоста заработал 164 млн долларов, продав акции компании до того, как правда вскрылась, а вот Уэллс-Макконахи не заработал ничего. В реальности же все было несколько сложнее: Фельдерхоф на продаже акций заработал 84 млн, Уолш — 35 млн, а де Гусман — что-то около 5 млн долларов.

В фильме также отражены сложные переговоры предприятия с правительством Сухарто. Barrick в фильме не фигурирует под своим именем, но суть коллизии остается той же самой.

Многие драматические моменты фильма были или придуманы, или происходили не с теми людьми. Так, в фильме для приобретения доверия индонезийских партнеров Уэллсу приходится погладить тигра — в реальности ни один из участников истории с Bre-X такого не делал — зато в кадре Макконахи по-настоящему его гладит и по-настоящему боится.

В фильме Уэллс при инспекции бусангского месторождения заражается лихорадкой и чуть не умирает — в реальности от тропической болезни пострадал де Гусман, когда самостоятельно исследовал эти джунгли до встречи с Уолшем.

В целом «Золото» — это хороший фильм по захватывающей истории, который интересен как сам по себе, так и в сравнении с реальностью.

Источник

Biznes Lion
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю условия политики конфиденциальности.

Adblock
detector